Рэки Кавахара


страница9/16
fiz.na5bal.ru > Документы > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

Глава 2


Я моргнул, и иллюзорная картина исчезла так же внезапно, как появилась.

Что это только что было? Хотя видение уже рассеялось, нахлынувшее на меня чувство ностальгии не уходило, продолжая жечь грудь.

Воспоминание детства; такое ощущение у меня возникло, когда я смотрел на трех ребят, шагающих вдоль реки. Тот черноволосый справа – уж не я ли?

Но этого не может быть. Возле Кавагоэ, где я живу, нет ни такого густого леса, ни такой чистой реки, и друзей с волосами такого цвета у меня тоже никогда не было. А главное – все трое щеголяли такими же фантастическими одеяниями, как на мне сейчас.

Если я внутри STL, то это видение – воспоминание от непрерывного погружения на предыдущих выходных? Но даже если так – из-за функции Ускорения Пульсвета я должен был провести там дней десять, не больше. Такой короткий срок не мог породить столь мощное и болезненное чувство ностальгии.

Ситуация становилась все более и более непонятной. А я правда тот, кем себя считаю? Вновь засомневавшись, я опасливо заглянул в водное зеркало; однако мое лицо в волнующейся поверхности воды было искажено, и я не смог понять, другой я или такой же.

Пока я шел, пытаясь забыть боль от того видения, доносящийся до моих ушей стук становился все отчетливее. Я вслушался, и звук тоже пробудил некую ностальгию; однако я понятия не имел, доводилось ли мне раньше слышать, как рубят деревья. Слегка тряхнув головой, я снова зашагал вверх по течению.

Я целеустремленно передвигал ноги, одновременно пользуясь возможностью снова любоваться красивым пейзажем; потом заметил, что дорожка уходит вправо от моей цели. Судя по всему, источник звука был не на берегу реки, а левее, в лесу.

Я отсчитывал стуки на пальцах; было ровно пятьдесят ударов, потом на три минуты все стихало, а потом шли новые пятьдесят. Теперь я был точно уверен, что эти звуки издает человек.

Во время трехминутных пауз я держал направление по памяти, а потом, когда стук возобновлялся, чуть корректировал. Я уже прилично отошел от берега и молча углубился в лес, где присоединился к старым знакомым – необычным стрекозам, синим ящеркам и гигантским грибам.

– …Сорок девять… пятьдесят.

Негромкий голос, явно не подозревающий о моем присутствии, раздался одновременно с пятидесятым ударом, и ровно в эту секунду я заметил, что промежуток между деревьями прямо впереди светлее, чем другие. Там опушка леса? А может, даже деревня. Я ускорил шаг, двигаясь на просвет.

Перебравшись через древесные корни, громоздящиеся, словно лестница, я вышел из тени старого ствола; передо мной – открылась совершенно немыслимая картина.

Да, лес кончался прямо здесь, однако деревни за ним не было. Но испытывать разочарование мне было некогда – я был занят тем, что стоял с отвисшей челюстью и тупо пялился перед собой.

Круглая поляна. Явно шире той, на которой я проснулся не так давно. Метров тридцать в диаметре. Землю покрывал золотисто-зеленый ковер мха, но в остальном она была не такая, как в лесу: никаких папоротников, вьюнов, кустиков и прочего подлеска.

Мой взгляд был прикован к тому, что возвышалось в центре поляны.

Что за громадное дерево!

Толщина ствола на глаз была метра четыре, не меньше. Те деревья, которые я до сих пор видел в лесу, были все лиственные, с искривленными и суковатыми стволами; а сейчас передо мной вертикально возносился хвойный великан. Кора была темная, почти черная; подняв глаза, я увидел, как высоко надо мной во все стороны простираются ветви. На ум сразу пришли Дзёмонский кедр16 на Якусиме и секвойи в Америке, которые я видел на фотографиях и видео; они, конечно, гигантские, но столь мощная аура, которая исходила от этого исполина, вообще, по-моему, была за гранью того, на что способна природа. Было в ней что-то королевское.

Мой взгляд вернулся от вершины дерева, закрывающей небо, к основанию ствола. Корни, извиваясь, точно громадные змеи, ползли во все стороны, едва не достигая края леса, где я стоял. Точнее, наоборот – дерево забирало из почвы все питательные вещества, и потому ничто больше, кроме мха, рядом с ним расти не могло; так и образовалась эта поляна в лесу.

Мысль о том, чтобы войти во владения короля, заставила меня поколебаться, но соблазн прикоснуться к стволу великана понес мои ноги вперед. Несколько раз я спотыкался о корни, извивающиеся подо мхом, но все равно медленно шел, задрав голову.

Приближаясь к стволу гигантского дерева и по пути восхищенно вздыхая, я начисто забыл о том, что надо сохранять осторожность и обращать внимание на окружающее. В результате, когда я заметил, было уже поздно.

– ?!.

Мой взгляд, вновь устремившийся вперед, наткнулся на лицо человека, смотревшего на меня из-за дерева. От неожиданности я сглотнул, потом сделал шаг назад и, споткнувшись, грохнулся на землю. Правая рука метнулась за спину, словно желая что-то схватить, но, разумеется, меча там не было.

К счастью, похоже, первый человек, встреченный мной в этом мире, не испытывал ко мне ни враждебности, ни настороженности – он лишь с любопытством склонил голову набок.

Я оглядел его; кажется, он примерно моего возраста – лет 17-18. Мягкие на вид русые волосы слегка курчавились. Одеяние его составляла некрашеная туника с короткими рукавами и штаны – в общем, как у меня. Он сидел на древесном корне, точно на скамье, и держал в правой руке что-то круглое.

Странным было его лицо. Несмотря на розоватый цвет кожи, он совершенно не походил на европейца, но и на азиата тоже. Тонкие, мягкие черты, темно-зеленые глаза…

Едва я увидел его лицо, в моей голове… нет, в моей душе что-то болезненно запульсировало. Однако это чувство исчезло, как только я попытался его ухватить. Я осторожно попытался выкинуть это из головы; пока что мне нужно сообщить этому человеку, что я ничего против него не имею. Я раскрыл рот… но что мне ему сказать? И для начала – на каком языке? Я был совершенно без понятия. Несколько раз я открыл и закрыл рот, как идиот, и в конце концов парень передо мной заговорил первым.

– Кто ты? И откуда?

Несмотря на легкий акцент, это был чистый японский язык.

Я был в таком же шоке, как и при первом взгляде на гигантское черное дерево; какое-то время я просто тупо стоял. Здесь, как ни смотри, ну абсолютно не Япония; и в этом чужом мире услышать мой родной язык – такого я совершенно не ожидал. Ладно, стало быть, этот парень в экзотической (в стиле западноевропейского Средневековья) одежде говорит на японском. Выглядит все вместе совершенно нереально; я как будто угодил в дублированный западный фильм.

Впрочем, особо раздумывать над этой ситуацией не следовало. Сейчас пора поразмыслить кое о чем другом. Я принялся отчаянно ворочать шариками в голове, которые, кажется, в последнее время малость подзаржавели.

Предположим, здесь на самом деле мир, созданный STL, иными словами – Подмирье. Тогда парень передо мной – либо 1) игрок-тестер в Полном погружении, обладающий всеми воспоминаниями о реальном мире, как и я; либо 2) игрок-тестер, но с заблокированными воспоминаниями, то есть фактически обитатель этого мира; либо 3) NPC, управляемый программой.

Если первое, то все будет быстро. Достаточно просто объяснить ему мою странную ситуацию и спросить, как разлогиниться.

Но вот во втором или третьем случае все будет не так просто. Если, говоря с человеком, считающим себя обитателем Подмирья, или с NPC, я вдруг начну произносить разные непонятные для него вещи вроде «аварии с Транслятором души» или «способа разлогиниться», это может вызвать у него серьезную настороженность, что позже затруднит мне сбор информации.

Значит, необходимо выбрать некие безопасные слова, чтобы поговорить с этим парнем и выяснить, кто он. Я втихаря вытер о штаны покрытые холодным потом ладони, улыбнулся и раскрыл рот.

– Это… меня зовут…

Тут я запнулся. Японский стиль или западный, что здесь используется? Наконец я решил дать ему свой игровой ник, надеясь, что он сгодится в обоих случаях.

– …Кирито. Я пришел вон оттуда, но только я малость заблудился…

С этими словами я ткнул пальцем себе за спину – возможно, там юг, – и парень посмотрел на меня удивленно. Положив круглую штуку, которая была у него в руке, он ловким движением поднялся и указал в ту же сторону, что и я.

– Оттуда… из южного леса? Ты из Заккарии?

– Н-нет… не совсем.

От внезапно возникшей проблемы я напрягся, но в итоге ответил:

– Я, эээ… я сам не знаю, откуда я… я просто проснулся и обнаружил, что валяюсь посреди леса…

«О, какая-то неполадка в STL? Погоди немного, я свяжусь с оператором». …Такой ответ я всем сердцем надеялся услышать, однако парень все с тем же удивленным видом спросил, не отводя глаз от моего лица:

– Хмм… не знаешь, откуда ты пришел… а в каком городе ты жил до сих пор?..

– А-ай… не помню. Я только свое имя помню…

– …Вот это да… «шутка Вектора», надо же. Я, конечно, слышал про них раньше… но сам раньше не встречался.

– Шутка… В-вектора?..

– Ээ, ты у себя дома не слышал о них? В моей деревне так называют людей, которые вдруг пропадают, а потом так же неожиданно появляются где-нибудь в лесу или в поле. Бог тьмы Вектор любит играть с людьми такие шутки: похищает, крадет у них память, а потом выкидывает куда-нибудь далеко. Давныыым-давнооо у нас в деревне одна старушка пропала.

– Х-хех… тогда да, может, и со мной то же самое… – кивнул я, но в голове у меня мелькнуло: «Мое положение становится все печальнее». Парень передо мной не очень-то походил на тестера, отыгрывающего роль. Поддавшись эмоциям, я сказал кое-что более опасное:

– И еще… у меня кое-какие проблемы, и я хочу выбраться отсюда. Но… не знаю как…

Я отчаянно молился про себя, что эти слова позволят ему понять ситуацию; однако парень с искренним сочувствием, читающимся в зеленых глазах, кивнул и ответил:

– Да, если не знать дороги, в здешнем лесу легко заблудиться. Но ничего страшного, если ты пойдешь отсюда на север, выйдешь к дороге.

– Н-нет… эээ…

Ладно, просто скажи уже. И я произнес ключевое слово:

– …Я хочу разлогиниться.

Услышав слово, за которое я цеплялся, как за соломинку, парень склонил голову набок и переспросил:

– Раз… что? Что ты сказал?

Что ж, похоже, все ясно.

Либо он тестер, являющийся истинным здешним обитателем и понятия не имеющий, что тут «виртуальный мир», либо он NPC. Стараясь не дать моему разочарованию отразиться на лице, я добавил несколько слов, чтобы обмануть моего собеседника.

– П-прости, я, похоже, неправильно выразился насчет этих мест. Хмм… я хотел сказать, есть ли здесь где-нибудь деревня или город, где я мог бы переночевать?

Произнести это мне было трудно. Но парень тут же кивнул.

– Хех… впервые слышу такое слово. И твои черные волосы тоже в здешних местах редко попадаются… возможно, ты родился на юге.

– А-ага, возможно.

Я натянуто улыбнулся, глядя на парня; тот, в свою очередь, улыбался совершенно искренне. Но тут же он сочувственно нахмурился.

– Хмм, где остановиться. Моя деревня совсем рядом, к северу отсюда, но у нас тут не бывает путешественников, так что и постоялого двора тоже нет. Но… если ты объяснишь, что с тобой случилось, может, Сестра Азария тебе поможет, позволит переночевать в церкви.

– П-правда? Это здорово.

Я сказал эти слова совершенно искренне. Если здесь есть деревня, туда вполне могут нырять сотрудники RATH, а может, они наблюдают за ней снаружи.

– Тогда я пойду в деревню. Она отсюда прямо на север?

Я кинул взгляд в направлении, почти противоположном тому, откуда пришел; там оказалась узкая тропинка. Однако не успел я и шагу сделать, как парень двинул левой рукой, останавливая меня.

– Аа, погоди чуток. В деревне есть стражи, тебе будет трудно объяснить им, что к чему, если ты ни с того ни с сего объявишься там один. Я пойду с тобой и все объясню.

– Это будет здорово, спасибо.

Я улыбнулся и мысленно добавил: Ты, похоже, не NPC. Твои ответы слишком естественны для программы псевдоличности, которая действует на базе заранее заготовленных реакций, и твое активное поведение по отношению ко мне тоже не очень-то характерно для NPC.

Я не знаю, ныряет ли он из отделения в Роппонги или из главного офиса где-то в районе залива, но в любом случае обладатель Пульсвета, управляющий этим парнишкой передо мной, – добрый малый. Когда я отсюда выберусь, надо будет его как следует поблагодарить.

Пока я обо всем этом думал, лицо парня помрачнело.

– Ах… но только я не могу пойти прямо сейчас… потому что я работаю…

– Работаешь?

– Ага. У меня всего лишь перерыв.

Я опустил взгляд на нечто в тряпице, что лежало у парня в ногах. Из тряпицы выглядывали два предмета, один из которых напоминал каравай хлеба (вот, значит, что он держал в руках в самом начале), а второй – кожаную флягу. Довольно простое обеденное меню.

– Ох, я помешал твоему обеду?

Я втянул голову в плечи; парень застенчиво улыбнулся.

– Если ты сможешь подождать, пока я закончу работу, я тебя провожу и попрошу Сестру Азарию разрешить тебе переночевать в церкви… но это будет часа через четыре.

Вообще-то мне хотелось как можно быстрее отправиться в деревню и там заняться поисками кого-то, кто объяснит мне происходящее; а еще сильнее было желание избегать лишних разговоров (потому что тут я явно хожу по тонкому льду). Четыре часа – это немало; но если вспомнить про ускорение сознания в STL – в реальности у меня уйдет лишь час с минутами.

Кроме того, по причине, которой я сам не понимал, мне почему-то хотелось еще побеседовать с этим добросердечным парнем. Так что я кивнул и ответил:

– Ничего, я подожду. Прости за неудобство, и… рад познакомиться.

На лице парня появилась еще более светлая, чем прежде, улыбка, и он кивнул в ответ.

– Хорошо, тогда… просто посиди здесь пока что. Ой… я ведь до сих пор не сказал, как меня зовут.

j:\переводы\sao\pics\volume 9_small\sword_art_online_vol_09_-_225.jpg

Парень протянул правую руку и продолжил:

– Я Юджио. Рад познакомиться, Кирито-кун.

Пожав его руку (такой силы я совершенно не ожидал от его хрупкого телосложения), я мысленно повторил имя парня несколько раз. В моих воспоминаниях такого имени не было, из какого языка оно взялось, я понятия не имел, но почему-то во рту оно перекатывалось как-то знакомо.

Парень по имени Юджио убрал руку и снова сел возле гигантского дерева, затем достал из тряпицы каравай и предложил мне.

– Н-нет, я не могу… – я поспешно замахал руками, но парень стоял на своем.

– Кирито-кун, ты ведь наверняка голодный, да? Ты ведь уже давно ничего не ел, верно?

Едва он это произнес, я машинально положил руку на живот, подавляя накатившее чувство голода. Вода в реке, конечно, была превосходна на вкус, но ей не насытишься.

– Нет… но…

Я все еще пытался сдержаться, но рука протягивала хлеб все настойчивее, и наконец мне пришлось его принять. Парень… Юджио улыбнулся и пожал плечами.

– Ничего, ничего. Я говорил так, что можно подумать, я хотел тебя угостить, а на самом деле просто он мне не нравится.

– …Тогда я с благодарностью приму угощение. Честно говоря, я правда страшно хочу есть, иначе вот-вот свалюсь с голодухи.

– Я так и думал, – рассмеялся сидящий на корне Юджио. Я добавил:

– И достаточно просто «Кирито».

– О? Тогда ты тоже зови меня Юджио… Ой, погоди чуток.

Юджио поднял левую руку, прежде чем я поднес каравай ко рту.

– ?..

– Ну, этот «пан» не из тех, которые могут жить долго, так что на всякий случай надо проверить.

С этими словами Юджио, взяв хлеб правой рукой, сделал левой какой-то жест. Он свел вместе распрямленные указательный и средний пальцы, а остальные согнул. Затем прочертил в воздухе символы, напоминающие буквы S и C.

Я обалдело смотрел, как его два пальца легонько тюкнули по караваю, издав странный металлический звон, после чего в воздухе возник светло-фиолетовый полупрозрачный прямоугольник. В ширину он был сантиметров пятнадцать, в высоту около восьми. Прямоугольник выглядел до боли знакомым, внутри него виднелись буквы и арабские цифры, написанные простым шрифтом. Сомневаться не приходилось – передо мной было так называемое «окно состояния».

Стоя с разинутым ртом, я подумал:

Вот теперь все точно. Это не реальный мир, это не параллельный мир – это виртуальный мир.

У меня камень с души свалился, когда в моем животе уютно устроилось понимание. Теперь я уверен на 99%. Нет, ну правда – без столь явного доказательства меня бы вечно грызло беспокойство.

Конечно, я все равно пока не понимаю, что происходит с этим погружением, но пока что мне лучше просто начать привыкать к этому миру и получать удовольствие. Для начала попробуем тоже открыть это окошко – с этой мыслью я выпрямил и свел два пальца левой руки.

Я повторил то, что видел, – начертил в воздухе символы S и C, потом не без опасений тюкнул по хлебу. Раздался звон, как от колокольчика, и передо мной всплыло фиолетовое окошко. Я придвинулся к нему и всмотрелся.

Строка символов была на удивление проста: всего-навсего «Durability: 7». Несложно было догадаться, что это «прочность» хлеба. Пока я пялился на цифру и размышлял, что будет, когда прочность опустится до нуля, Юджио с сомнением в голосе спросил:

– Слушай, Кирито. Только не говори мне, что ты впервые в жизни видишь Священное искусство вызова Окна Стейсии?

Подняв голову, я увидел, что Юджио стоит с хлебом в руке, склонив голову набок; его окно уже исчезло. Я быстро сделал лицо типа «не говори ерунды» и прикоснулся к поверхности окна; оно тут же рассыпалось на множество искорок, и у меня стало чуть-чуть легче на душе.

К счастью, Юджио не стал больше сомневаться и молча кивнул.

– Осталось еще довольно много Жизни, так что можешь есть не спеша. Вот если бы сейчас было лето, ее оставалось бы меньше.

Видимо, «Жизнь», которую он упомянул, – это и есть число рядом со словом «прочность», а окошко, где оно написано, называется «Окном Стейсии». Судя по тому, что действие, вызывающее окно, относится к «Священным искусствам», Юджио не знает, что эта функция предусмотрена системой, а считает ее каким-то не то религиозным, не то магическим ритуалом.

Нужно еще о стольких вещах подумать, но лучше это все отложить на потом, а сейчас разобраться с голодом, пока я от него не загнулся.

– Ну, спасибо за угощение.

Едва договорив, я впился в хлеб зубами; однако от его твердости у меня потемнело в глазах. Впрочем, выплюнуть его было нельзя, так что я с силой сжал челюсти и откусил. Виртуальный мир был настолько реалистичен, что меня посетило ощущение шатающихся зубов.

Эта штука была такой же твердой, как зерновой хлеб, который покупала моя сестренка Сугуха (а может, и еще тверже). Ну – голод не тетка, так что я принялся усиленно работать челюстями, перемалывая более прочную, чем хотелось бы, субстанцию; впрочем, вкус был приемлемый. Сюда бы маслица немножко или ломтик сыра… да нет, даже если просто поджарить чуток, уже будет гораздо лучше… пока в моей голове вертелись подобные неблагодарные мысли, Юджио, тоже хмуро сражавшийся с хлебом, невесело улыбнулся и спросил:

– Не очень вкусно, да?

Я поспешно замотал головой.

– Не, вовсе нет.

– Ничего, не надо заставлять себя врать. Я обычно покупаю его в деревенской булочной, прежде чем пойти сюда, но я ухожу очень рано, и у них есть только вчерашние паны. А днем мне просто некогда возвращаться в деревню…

– Ээ… тогда лучше всего делать обед дома и брать с собой…

Вроде ничего такого я не сказал, но Юджио вдруг понурился. Я втянул голову в плечи, опасаясь, что брякнул что-то не то; но, к счастью, Юджио вскоре поднял голову и слегка улыбнулся.

– Когда-то ооочень давно… был человек, который приносил мне днем обед.

Взгляд зеленых глаз качнулся, в нем читалось страшное горе от утраты; начисто забыв, что здесь виртуальный мир, я всем телом подался вперед.

– А этот человек… что с ним случилось?..

Юджио задрал голову и какое-то время молча смотрел на верхушки деревьев, потом медленно задвигал губами.

– …Моя подруга. Этой девочке было столько же лет, сколько и мне… когда мы были маленькие, мы с ней целыми днями играли, с утра до вечера. Даже когда мне назначили Священный Долг, она все равно каждый день приходила и приносила обед… но… шесть лет назад… это было мое одиннадцатое лето… к нам в деревню пришел Рыцарь Единства… и забрал ее в столицу…

Рыцарь Единства. Столица.

Эти слова, похоже, обозначали тех, кто поддерживал здесь порядок, и здешний главный город. Я молчал, давая Юджио возможность продолжить.

– Это было… из-за меня. Мы с ней в день отдыха пошли исследовать северную пещеру… но на обратном пути заблудились и вышли на ту сторону Граничного хребта. Ну ты знаешь, да? Там Темная Территория, в Индексе Запретов сказано, что туда нельзя. Я из пещеры не вышел, а она споткнулась и дотронулась рукой до земли снаружи… Но всего лишь из-за этого… в деревню явился Рыцарь Единства и заковал ее в цепи на глазах у всех…

Правая рука Юджио раздавила недоеденный хлеб.

– …Я хотел ее спасти. Я думал, что пусть даже он меня заберет вместе с ней, я хотел напасть на него с топором… но… мои руки… и ноги… они не двигались. И я всего лишь… стоял и смотрел, как ее забирают… и молчал…

С совершенно пустым лицом он глядел в небо какое-то время, потом слабая презрительная улыбка появилась у него на губах. Он сунул раздавленный хлеб в рот и принялся жевать, уткнувшись взглядом в землю.

Я понятия не имел, что говорить, поэтому тоже откусил от каравая и, жуя, стал изо всех сил думать.

Существование окна состояния ясно показывает, что здесь виртуальный мир, созданный вполне реальной технологией; так что описанное Юджио вполне могло быть чьим-то экспериментом. Однако почему такое могло произойти? Проглотив хлеб, я нерешительно спросил:

– …Ты знаешь, что потом с ней стало?..

Юджио качнул головой, не отрывая глаз от земли.

– Рыцарь Единства сказал, что ее допросят, а затем казнят… Но как и когда именно, не знаю. Я как-то… слышал от ее отца, старейшины Гасуфта… что она уже умерла… Но, Кирито, я верю, что она еще жива.

В следующее мгновение…

– Что Алиса… наверняка жива и сейчас где-то в столице…

…я резко вдохнул, едва услышал имя.

Снова какое-то странное ощущение пробежало в голове. Чувство раздражения. Чувство одиночества. Но больше всего – чувство ностальгии, пронзающее душу…

Это иллюзия, начал я убеждать себя. Просто последствия шока. Я никак не могу быть знаком с подругой детства Юджио, с этой «Алисой», здешней обитательницей. Наверняка это просто реакция на популярное имя. Ну да – Асуна же говорила вчера в «Кафе-кости», разве нет? Название компании RATH, разработавшей STL, название виртуального мира «Underworld» – они ведь оба взяты из книжки «Алиса в стране чудес»?

То, что имя этой девочки ложится на те два названия, – удивительное совпадение; возможно, за ним что-то есть.

Кстати, в словах Юджио я заметил еще кое-что. Он сказал – шесть лет назад, когда ему было одиннадцать. Это значит, что сейчас ему около семнадцати, но это слишком много – ведь это значит, он хранит воспоминания стольких же лет жизни, что и я. А такого просто не может быть. Мне ведь говорили, что ускорение Пульсвета может достигать трех раз; чтобы моделировать мир в течение семнадцати лет, требуется шесть лет в реальном мире. А экспериментальную установку STL запустили меньше трех месяцев назад.

И что прикажете обо всем этом думать?

Допустим, это не тот STL, что я знаю. Я внутри какой-то другой, неизвестной мне установки Полного погружения, причем она работает 17 лет. Или, скажем, когда мне говорили, что уровень ускорения максимум трехкратный, они ошибались, и на самом деле возможно ускорение раз в тридцать, а то и больше. Но вообще-то оба варианта казались мне одинаково невероятными.

В голове у меня стремительно нарастали тревога и любопытство. Я хотел разлогиниться прямо сейчас и попросить тех, кто снаружи, объяснить, что происходит; но в то же время я хотел остаться здесь и продолжить искать ответы самостоятельно.

Проглотив последний кусок хлеба, я не без боязни спросил Юджио:

– А ты… разве не хочешь пойти ее искать? Ну, в эту… столицу.

Едва я это спросил, сразу в голове мелькнуло: «Блин». Потому что мои слова вызвали у Юджио совершенно неожиданную реакцию.

Несколько секунд русоволосый парень рассеянно смотрел на меня, потом прошептал:

– Невозможно… Рулид находится на северном краю Северной Империи Норлангарта. Чтобы отправиться на юг, в столицу… даже на быстрой лошади понадобится неделя. А пешком даже до ближайшего города, Заккарии, идти два дня. Дотуда не добраться, даже если я выйду на рассвете в день отдыха.

– Ну… тогда подготовься как следует к долгой дороге…

– Слушай, Кирито… тебе на вид столько же лет, сколько и мне; разве в той деревне, где ты живешь, тебе не дали Священный Долг? Бросить свой Священный Долг и отправиться путешествовать – такого нельзя себе позволить, разве не так?

– …А, д-да.

Я закивал, пристально наблюдая за реакцией Юджио.

С самого начала было ясно, что этот парень – не NPC. У него так много выражений лица, такие естественные реплики – он просто не может не быть натуральным человеком.

Но в то же время, похоже, его действия связаны некими жесткими правилами, которые куда эффективнее, чем законы в реальном мире. Да, это очень похоже на то, как NPC в VRMMO не могут выйти за границу отведенной им зоны.

Юджио сказал, что его не арестовали, потому что он не проник на территорию, куда нельзя входить согласно Индексу Запретов. Выходит, этот «Индекс» – некий свод абсолютных правил, которые связывают Юджио; возможно, он напрямую контролирует его Пульсвет. Я, конечно, не знаю, какой у него Священный Долг… ну, то есть какая у него профессия… но я просто не могу представить себе работу более важную, чем жизнь и смерть девочки, которая была рядом с ним с самого рождения.

Чтобы окончательно убедиться, я, тщательно выбирая слова, спросил Юджио, пока тот пил из фляги:

– Эмм, а в твоей деревне, кроме Алисы-сан, еще кто-нибудь нарушал этот Индекс… Запретов, еще кого-нибудь забирали в столицу?

Глаза Юджио снова округлились; он вытер губы и покачал головой.

– Неа. За триста лет истории Рулида был один-единственный раз, когда Рыцарь Единства прилетел к нам в деревню, и это было как раз шесть лет назад – так сказал Старый Гаритта.

Договорив, он протянул мне флягу. Я взял и, поблагодарив его, вытащил пробку. Поднеся горлышко фляги к губам, я сделал глоток; жидкость внутри была не холодной, но слабо пахла лимоном и какими-то травами. После трех глотков я вернул флягу Юджио.

Я с невинным видом вытер губы, но мои внутренности едва не разрывались от изумления – бог знает который уже раз за последнее время.

Триста лет?!

Без «внешнего задания условий» проводить прямое моделирование мира в течение столь колоссального времени – для этого функция FLA должна обеспечивать ускорение в несколько сотен раз… может, даже в тысячу. Если именно такое ускорение было во время моего предыдущего непрерывного Погружения, сколько же субъективного времени я провел внутри? Я содрогнулся и ощутил, как у меня мурашки побежали по рукам; однако восхищаться столь реалистичной физиологической реакцией мне было некогда.

Чем больше информации я получал, тем загадочнее все становилось. Все-таки Юджио – человек или программа? И какова в действительности цель создания этого мира?..

Больше, чем сейчас, я не узнаю, если не пойду в деревню, которую Юджио называет «Рулид», и не поговорю с другими людьми. Хорошо бы мне там встретиться с сотрудниками RATH, которые в курсе ситуации… При этой мысли я кое-как улыбнулся Юджио и сказал:

– Спасибо за еду. Извини, я съел половину твоего обеда.

– Ничего, ничего. Все равно этот пан у меня уже поперек горла стоит, – с очень естественной улыбкой ответил он и быстро свернул тряпицу, в которой был обед. – Ладно; прости, сейчас просто подожди немного. Пока я не закончу дневную работу.

С этими словами Юджио проворно вскочил. Я поинтересовался:

– Да, кстати, твоя работа… то есть Священный Долг – это что?

– А, ну да… оттуда тебе не видно.

Юджио улыбнулся и поманил меня пальцем. Я встал и следом за ним обошел вокруг гигантского дерева.

Там меня ждал очередной сюрприз; у меня отвисла челюсть.

В черном как ночь стволе великана был надруб глубиной процентов двадцать от его толщины, а может, и больше – где-то метровый. Черная древесина внутри походила на уголь, плотно расположенные годичные кольца металлически блестели.

От надруба мой взгляд опустился ниже, где к стволу был прислонен топор. Простая форма с одним лезвием – в общем, не для боя; но и лезвие, и топорище очень большие. Сделаны они были из одного и того же светло-серого материала, испускающего таинственное матовое сияние, как от нержавеющей стали. У меня почему-то возникло ощущение, будто топор был целиком вырезан из куска какого-то вещества.

Юджио правой рукой ухватился за рукоять в том месте, где она была обернута блестящей черной кожей, и взвалил на плечо. Потом подошел к левому краю полутораметровой длины надруба, расставил ноги пошире, чуть подсел и крепко сжал топорище обеими руками.

Тощее тело изогнулось, отводя топор далеко назад, короткая пауза – и лезвие стремительно рассекло воздух. Тяжелый на вид топор врезался точно в середину надруба, издав чистый металлический звон. Несомненно, это и была природа того странного стука, который привел меня сюда. Звук ударов топора по дереву – моя интуитивная, ни на чем не основанная догадка оказалась верна.

Я смотрел в полном восхищении. Юджио, можно сказать, владел телом идеально; удерживая ритм и траекторию, он наносил удар за ударом с точностью машины. Замах длился две секунды, потом секундная пауза, во время которой Юджио набирался сил, и секунда на удар. Движения переходили одно в другое настолько плавно, что можно подумать, будто в этом мире тоже есть навыки мечника.

Ровно пятьдесят ударов, один удар каждые четыре секунды. Двести секунд это продолжалось, затем Юджио извлек топор из глубокого надруба и испустил протяжный вздох. Прислонил топор к стволу, уселся на ближайший корень. Он тяжело дышал, на лбу выступили бисеринки пота. Наблюдая за ним, я подумал, что, должно быть махать топором тяжелее, чем мне всегда казалось.

Я подождал, пока он отдышится, и спросил:

– Значит, твоя профессия… в смысле, Священный Долг – дровосек? Ты рубишь деревья в лесу?

Юджио достал из кармана платок и вытер лицо, потом склонил голову чуть набок и, чуть подумав, ответил:

– Ну… можно сказать и так. Но мой Священный Долг относится только к одному дереву, которое я уже семь лет рублю, – вот к этому.

– Эээ?

– На священном языке этого великана зовут «Кедр Гигас». Но люди в деревне зовут его «древо зла».

Священный язык? Кеда… Ргигас?..

На мой неуверенный взгляд Юджио понимающе улыбнулся и, показав на верхушку дерева у себя над головой, пояснил:

– Его так называют, потому что он забирает все благословение Террарии из земли вокруг себя. Поэтому под его ветвями может расти только мох, а деревья, которые попадают в его тень, все низкие.

Что такое Террария, я не знал, но, похоже, мое первое впечатление, возникшее, когда я увидел дерево и поляну вокруг него, было верным. Я кивнул, приглашая Юджио продолжить.

– Взрослые в деревне хотят расширить поля на юг. Но ничего не получится, пока здесь стоит это дерево. Поэтому они хотят его срубить; но только его ствол ужасно твердый – понятно, это же «древо зла». Если его рубить обычным стальным топором, он после первого же удара сломается. Поэтому они потратили уйму денег, чтобы купить в столице этот топор из кости древнего дракона, и назначили «Долг рубщика» человеку, который должен каждый день ходить сюда и рубить. Вот, и это я.

Я перевел взгляд с Юджио, произнесшего эти слова с беззаботным видом, на ствол дерева с надрубом в четверть толщины.

– …Юджио, ты хочешь сказать, что ты семь лет каждый день рубишь это дерево, а прорубил всего вот столько?

Глаза Юджио округлились, и он удивленно замотал головой.

– Ну что ты. Если бы на такое потребовалось всего семь лет, это было бы повеселее. Послушай, я уже седьмое поколение, кто этим занимается. С самого основания Рулида, а это уже триста лет, сюда каждый день приходят рубщики. Думаю, когда я стану стариком и передам топор восьмому поколению, я успею углубиться, – Юджио свел ладони сантиметров на двадцать, – вот на столько примерно.

Я даже ахать больше не мог.

В фэнтезийных ММО есть работы скучные, но требующие большой сосредоточенности, – например, создание вещей и сбор ингредиентов; но потратить целую жизнь и так и не срубить одно-единственное дерево – это уже чересчур. Поскольку здесь искусственный мир, это дерево явно помещено здесь по чьему-то умыслу, но зачем – я понятия не имею.

…Однако у меня возникло какое-то странное ощущение – как будто что-то поползло по спине.

Отчасти повинуясь импульсу, я спросил Юджио, который, отдохнув три минуты, встал и подобрал топор:

– Слушай, Юджио… а можно мне попробовать?

– Э?

– Нуу, я же съел половину твоего обеда. Значит, я должен своими мускулами помочь с половиной твоей работы, верно?

У меня возникло подозрение, что ему впервые в жизни кто-то предложил помочь с работой – и, вполне возможно, так оно и было. Юджио смотрел на меня разинув рот, потом нерешительно ответил:

– Хмм… ну, вообще-то нет никаких правил, которые запрещают помогать другим с их Священным Долгом… но эта работа, ну, она очень тяжелая. Я сначала даже не мог попасть в нужное место.

– Но ведь не узнаешь, пока не попробуешь, верно?

Я ухмыльнулся и взялся правой рукой за рукоять «Топора из кости дракона», который Юджио протянул мне, по-прежнему нерешительно хмурясь.

Топор, хоть и костяной, оказался неожиданно тяжелым; он здорово оттягивал руку. Я быстро ухватил обеими руками обернутую кожей часть топорища и легонько махнул, чтобы оценить баланс.

Конечно, ни в SAO, ни в ALO я не пользовался секирой как основным оружием, но уж по неподвижной-то мишени я должен попасть без проблем. Я встал левее глубокого надруба и скопировал предыдущую позу Юджио – расставил ноги и чуть подсел.

Юджио смотрел по-прежнему неуверенно, но уже немного с интересом. Убедившись, что он достаточно далеко, я взметнул топор над головой, потом, стиснув зубы, вложил всю силу в руки и махнул сверху вниз, целясь топором в самую середину глубокого надруба в стволе «Кеды Ргигаса».

ТУНН! С глухим стуком топор ударил по стволу сантиметрах в пяти от края надруба. Во все стороны брызнули оранжевые искры, а по моим рукам прошла жесточайшая отдача. Я выронил топор, сунул разом занемевшие до костей руки между ног и застонал.

– Аай-ай-ай.

– А-ха-ха-ха! – весело расхохотался Юджио, глядя на меня, катастрофически неспособного нанести даже один удар. Поймав мой укоризненный взгляд, он жестом правой руки показал, что извиняется, но смеяться не прекратил.

– …Вовсе не обязательно смеяться так сильно…

– Ха-ха-ха… нет, прости, прости. Кирито, ты слишком вкладываешься в удар плечами и поясницей. Надо, чтобы все тело было расслаблено… хмм, как бы это объяснить…

Глядя, как Юджио замедленно повторяет движение топора, я с опозданием понял свою ошибку. Возможно, законы физики и сокращение мышц здесь воспроизводились не так уж строго. Поскольку все это – реалистичный сон, созданный STL, самое важное здесь – это сила моего воображения.

Когда мои руки отошли наконец, я снова взял топор.

– Ну гляди, теперь-то я точно попаду… – проворчал я.

На этот раз я не старался особо зацикливаться на силе удара. Я мощно, но медленно замахнулся, сосредоточившись на движении всего тела. Прежде чем начать движение навыка мечника «Горизонтальный удар», которым я частенько пользовался в SAO, я черпанул силу в изгибе поясницы, добавил момент вращения плеч и отправил это все в запястья рук, а потом в топор… и удар –

На этот раз я стукнул по коре совсем далеко от надруба. Топор издал неприятное «тунн» и отскочил. Однако, в отличие от первого раза, мои руки не онемели. Похоже, я настолько сосредоточился на движении тела, что начисто забыл про прицел. Юджио явно будет над чем посмеяться – с этой мыслью я повернул голову, но Юджио смотрел неожиданно серьезно. Он заметил:

– Оо… Кирито, сейчас было совсем неплохо. Но только, когда наносишь удар, не надо следить за топором. Постоянно смотри в то место, куда бьешь. Попробуй еще, пока не забыл!

– …Мм.

Следующий удар тоже не вышел. Но я продолжал махать топором, а Юджио – помогать советами. Не знаю, сколько ударов я нанес, прежде чем мне удалось наконец попасть топором точно в центр надруба, издав высокий металлический звон и послав во все стороны мелкие черные щепочки.

Потом я поменялся местами с Юджио и воспользовался возможностью понаблюдать за пятьюдесятью шикарными ударами. Затем взял топор и тоже ударил пятьдесят раз.

Так мы и повторяли раз за разом; не успел я опомниться, как солнце опустилось к самому горизонту и поляна окуталась туманным оранжевым светом. Как раз когда я последним глотком осушил большую флягу, Юджио нанес последний удар и сказал:

– Отлично… еще две тысячи.

– О, мы так много сделали?

– Ага. Пятьсот я, пятьсот Кирито. Вместе с утренней частью – две тысячи ударов в день. Это и есть мой Священный Долг.

– Две тысячи ударов…

Я снова взглянул на большой надруб на гигантском дереве. Как ни смотри, а он ничуть не глубже, чем когда мы начали. Что за неблагодарная работа, подивился я; тут сзади донесся жизнерадостный голос Юджио.

– Вообще-то у Кирито хорошие мускулы. За последние пятьдесят ударов ты выдал хороший звук два… нет, три раза. Благодаря тебе сегодня было весело.

– Нет… если бы ты, Юджио, работал один, ты бы сделал гораздо больше. Прости, я хотел тебе помочь, а получилось, что только мешал… – смущенно заизвинялся я, но Юджио лишь улыбнулся и покачал головой.

– Я ведь уже сказал, что на это дерево всей моей жизни не хватит? К тому же половина того, что мы сегодня нарубили, за ночь зарастет обратно… А, кстати, я хочу тебе показать кое-что интересное. Правда, слишком часто его открывать не полагается.

С этими словами Юджио подошел к гигантскому дереву и вытянул левую руку. Изобразив двумя пальцами символы, он тюкнул по черной коре.

Ну да, у этого дерева тоже есть прочность. Я подбежал к Юджио. С колокольчиковым звоном выплыло окно состояния – то есть «Окно Стейсии». Мы вместе с Юджио заглянули в него.

– Уэ… – вырвался у меня короткий стон. Число в окне было каким-то совершенно абсурдным, что-то в районе 232 тысяч.

– Хмм, на полсотни меньше, чем когда я смотрел месяц назад… – устало произнес Юджио. – Понимаешь, Кирито… я могу целый год молотить по Кедру Гигасу, а его Жизнь уменьшится сотен на шесть. Когда я оставлю топор, здесь все равно останется еще больше двухсот тысяч. Теперь ты видишь… полдня чуть медленнее работать – просто ерунда. Все же мой соперник – не какое-то там дерево, а «Гигантский Кедр Гигас».

Лишь тут я понял, что это за «Кеда Ргигас» такой. Сочетание латыни и английского языка. Первое слово не «Кеда», а «Кедр». «Кедр Гигас», гигантский кедр.

То есть для этого парня, который передо мной стоит, японский язык родной, а на английском и других языках звучит нечто вроде заклинаний, «священные слова». Тогда он, может, даже не осознает, что говорит на японском. Язык Подмирья… нет, язык Империи Норлангарта? Но минуточку – он называл хлеб «паном». Это, кажется, не английское слово… португальское, что ли? Или испанское?

Эти обрывочные мысли носились у меня в голове; тем временем (я и не заметил) Юджио кончил собираться.

– Кирито, прости, что заставил ждать. Пошли в деревню.

И мы отправились в деревню. Юджио с «Топором из кости дракона» на плече и пустой флягой в руке весело болтал о том о сем. О своем предшественнике, старике по имени Гаритта, настоящем мастере в обращении с топором; о том, что он, Юджио, малость недоволен, что его сверстники в деревне считают его Священный Долг легким. Я как-то реагировал на его рассказы, но мысли мои вертелись вокруг совершенно другого.

Какова цель этого мира? И как он управляется?

Если он нужен для отработки технологии Мнемовизуала, то тут уже совершенствоваться некуда. Поскольку я даже слишком хорошо чувствую, что этот мир неотличим от настоящего.

Если думать о внутреннем времени здешнего мира – уже смоделировано как минимум триста лет; кошмар заключается в том, что это громадное дерево, Кедр Гигас, проживет еще около тысячелетия – судя по тому, какой ущерб Юджио способен нанести его прочности.

Я не знаю, каков на самом деле верхний предел ускорения Пульсвета, но в худшем случае человек, ныряющий в этот мир с заблокированной памятью, может провести здесь всю жизнь. Конечно, никакой угрозы его реальным мышцам не будет, а поскольку все воспоминания останутся заблокированы до конца погружения, человек, проснувшись, будет чувствовать просто, что он «видел длинный сон», – однако что произойдет с душой, с Пульсветом, пережившим этот сон? Совокупность квантов света, которая есть человеческое сознание, – разве у нее самой нет какой-то определенной продолжительности жизни?

Как ни рассуждай – то, что делают с этим миром, выглядит каким-то чрезмерным, неразумным, необдуманным.

Раз они идут навстречу всем опасностям – значит, у них есть какая-то цель. Какая же? Синон сказала в «Кафе-кости»: чтобы просто создать реалистичное виртуальное пространство, вполне достаточно Амусферы. Должно быть «нечто», что достижимо, лишь если провести бесконечное время в виртуальном мире, по реалистичности соперничающем с настоящим…

Идя по узкой тропе, я вдруг поднял голову; между деревьями впереди я увидел оранжевое закатное небо. У самого края леса возле тропы была полянка, а на ней – хибарка, смахивающая на сарай для хранения всякой всячины. Юджио подошел к ней и небрежным движением открыл дверь. Я заглянул внутрь из-за его спины; там было несколько обычных железных топоров, небольшой режущий инструмент, напоминающий мачете, всякие веревки-корзинки и длинный кожаный сверток, содержимое которого осталось для меня загадкой.

Юджио положил в общую кучу «Топор из кости дракона», вышел и захлопнул дверь. Потом повернулся и пошел обратно к тропинке; тут я спросил:

– Ээ, а дверь разве не надо запереть? Это ведь очень ценный топор, да?

Глаза Юджио удивленно округлились.

– Запереть дверь? А зачем?

– Ну… чтобы его не забрали…

Лишь произнеся эти слова, я понял. Воров просто не существовало. Потому что в этом их «Индексе Запретов», о котором Юджио говорил, наверняка написано, что воровать запрещено. Юджио серьезно взглянул на меня, оборвавшего фразу посередине, и дал ответ, которого я уже ожидал:

– Такого не может произойти. Потому что только я один открываю этот сарай.

Я закивал, но тут же в голове у меня родился следующий вопрос.

– Эээ, но… Юджио, ты же говорил, что в деревне есть стража? Но если нет воров, зачем нужна эта работа?

– Разве не очевидно? Чтобы защищать деревню от сил тьмы.

– От сил… тьмы…

– Посмотри вон туда. Видишь, да?

Мы как раз прошли под последним деревом, когда Юджио протянул вперед правую руку.

Передо мной расстилалось засеянное поле. Совсем молодые зеленые колоски, которым еще предстояло набухнуть, колыхались на ветру. В сумеречном свете это было похоже на море; приятная глазу картина. Тропа шла, извиваясь, через поле; далеко впереди виднелся небольшой холм, у подножия которого росли деревья. Вглядевшись, я увидел на холме несколько зданий, а в самой середине их скопления – высокую башню. Похоже, это и был дом Юджио, деревня Рулид.

Но Юджио показывал далеко за край деревни – на еле заметную белую линию горного хребта вдалеке. Гряда зубьями пилы уходила вправо и влево, докуда взгляд доставал.

– Это Граничный хребет. А за ним – земля, куда не достает свет Солуса, страна тьмы. Даже днем небо там закрыто облаками, а свет с неба красный, как кровь. А земля и деревья черные, как уголь…

Юджио, похоже, вспомнил некое событие из далекого прошлого; его голос задрожал.

– …В краю тьмы живут прОклятые твари, полулюди типа гоблинов и орков, и другие страшные монстры… и еще черные рыцари на черных драконах. Конечно, Рыцари Единства, обороняющие хребет, не дают им вторгнуться, но иногда кому-то удается проникнуть сквозь горные пещеры. Я, правда, ни одного еще не видел. И еще: по легенде Церкви Аксиомы… раз в тысячу лет, когда свет Солуса ослабевает, силы тьмы под предводительством черных рыцарей пересекают хребет и нападают на людей. Начинается великая война, в которой стражи со всех городов и деревень и имперская армия под предводительством Рыцарей Единства сражаются с ордами монстров.

Недоумевающе склонив голову набок, Юджио затем спросил:

– …Эту сказку знает любой ребенок в деревне. Кирито, ты и ее тоже забыл?

– А… это, по-моему, я ее уже слышал когда-то… только… чуток с другими деталями.

В страхе я пытался уклониться от расспросов. На лице Юджио появилась улыбка, словно он откинул все сомнения; потом он кивнул.

– Ясно… кстати, не исключено, что ты не из Норлангарта, а из какой-то из трех других империй.

– М-может, и так, – кивнул я и, чтобы увести разговор от этой опасной темы, показал на холм, к которому мы все приближались. – Это Рулид, да? Юджио, а где твой дом?

– Мы сейчас видим южный край деревни, а мой дом возле западных ворот, так что отсюда его не видать.

– Хмм. А та высокая башня – это… церковь Сестры… Азарии?

– Ага.

Я пригляделся к верхушке башни; там виднелся символ – крест в круге.

– Она… воздушнее, чем я себе представлял. Я правда смогу там переночевать?

– Не беспокойся. Сестра Азария – прекрасная женщина.

Все может быть не так просто; но, если эта Азария-сан, как и Юджио, верит в то, что все люди добры по природе, мне достаточно будет состряпать какое-то вразумительное объяснение, и проблем не возникнет. Правда, именно сейчас у меня острая нехватка вразумительных мыслей насчет этого мира.

Идеальный вариант – если Сестра Азария и есть наблюдатель от RATH; тогда все будет просто. Но, возможно, тем, кому положено наблюдать, не стали давать важных постов вроде старейшины или настоятельницы церкви. Куда больше шансов, что это кто-то из простых селян; так или иначе, мне надо непременно его отыскать.

Если, конечно, они действительно поместили наблюдателя в эту маленькую деревушку…

Пока я с беспокойством обо всем этом думал, мы с Юджио пересекли поросший мхом каменный мост, перекинутый через узенький канал, и вошли в «деревню Рулид».

К оглавлению
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16


Физика




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
fiz.na5bal.ru
..На главную