Рэки Кавахара


страница5/16
fiz.na5bal.ru > Документы > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Пролог II (июнь 2026)

Глава 1


Сино Асада отпила из чашки ледяного кофе с молоком и, наслаждаясь насыщенным ароматом, глубоко вздохнула.

Сквозь старинное окно она смотрела, как мимо туда-сюда проплывают разноцветные зонты. Дождь она не любила, но ей нравилось сидеть за столиком в этом кафе-баре, расположенном в укромном уголке города вдали от сутолоки, и разглядывать серую палитру мокрой улицы. Бар был обставлен без малейшего намека на современные технологии; приятные, хорошо знакомые запахи, доносящиеся со стороны барной стойки, за которой располагался вход на кухню, создавали ощущение, будто Сино находится где-то между реальным и виртуальным мирами. Уроки, закончившиеся всего час назад, были словно в какой-то другой вселенной.

– Сильно дождит сегодня, – раздался из-за стойки баритон.

Сино не сразу сообразила, что эти слова адресованы ей. Ну да, а кому еще-то – других посетителей в баре не было. Повернув голову к тщательно протирающему стакан мужчине с кожей цвета кофе с молоком, владельцу заведения, Сино ответила:

– Конечно, сейчас ведь сезон дождей. Похоже, лить будет до завтра.

– Наверняка это происки магов-ундин.

Устрашающего вида великан произнес эти слова с серьезной миной, но тут же не выдержал и расплылся в улыбке.

– …Эгиль-сан, если ты делаешь такое лицо, когда шутишь, шутка становится несмешной.

– Уу…

Эгиль, пошевелив бровями и губами, попытался изобразить «правильное лицо». При виде того, что получилось, пожалуй, любой ребенок бы расплакался; Сино, глядя на Эгиля, с трудом удержалась от смеха. Скрывая улыбку, она поспешно поднесла ко рту чашку и отпила кофе. Интересно, как Эгиль интерпретирует такую ее реакцию?

Сразу, как только Эгилю удалось сделать достаточно устрашающее лицо, зазвенел дверной колокольчик. Новый посетитель, едва войдя в бар и увидев лицо владельца, застыл на месте. Покачав головой, он произнес:

– …Эй, Эгиль, если ты всякий раз встречаешь клиентов с такой рожей, твой бар скоро прогорит.

– Н-не всякий раз. Это особое выражение лица, оно предназначено для шуток.

– …Нет, так тоже не годится.

Укоряя Эгиля, вошедший сунул зонт в бочку из-под виски, стоящую возле двери, потом взглянул на Сино и поднял руку.

– Салют.

– Ты опоздал, – слегка нахмурясь, ответила Сино. Человек, которого она ждала, Кадзуто Киригая, втянул голову в плечи и заоправдывался:

– Прости, я давно уже не ездил на поезде…

Он сел напротив Сино и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

– Ты сегодня не на мотике?

– Не хочу ездить на нем в дождь… Эгиль, мне caffè shakerato3.

Сино посмотрела на Кадзуто, который, усевшись с расслабленным видом, заказал незнакомый ей напиток. Его шея была тонкой, как у его аватара в виртуальном мире; да и лицо выглядело каким-то нездоровым.

– …Ты не слишком ли тощий? Тебе надо больше есть, – нахмурившись, произнесла Сино; однако Кадзуто лишь махнул рукой.

– Скоро я наберу свой нормальный вес. Но с пятницы по воскресенье я опять буду худеть…

– В горах, что ли, тренируешься?

– Нет, всего лишь сплю.

– Тогда почему худеешь?

– Совсем ничего не ем и не пью.

– …Хаа? Ты что, стремишься к просветлению?

Не в силах понять смысл его слов, Сино склонила голову набок; в это время со стороны барной стойки донеслось легкое позвякивание. Это владелец заведения тряс серебристым шейкером с элегантностью, никак не вяжущейся с его здоровенной фигурой… впрочем, сказать так вслух было бы невежливо. Пока Сино, наблюдая за Эгилем, размышляла на эту тему, бармен осторожно перелил содержимое шейкера в стеклянную вазочку, после чего поставил ее на поднос и вынес из-за стойки.

В вазочке, поставленной перед Кадзуто, была светло-коричневая жидкость, покрытая слоем бурой пены.

– Это и есть «кафе что-то-там», которое ты заказал? – поинтересовалась Сино. Кадзуто кончиками пальцев подвинул вазочку к ней.

– Спасибо, – пробормотала Сино и поднесла напиток к губам. Прикосновение густой пены, освежающая прохлада, аромат кофе – все это она ощутила по очереди; а когда она проглотила, во рту осталось прекрасное, мягкое, сладкое послевкусие. Это было просто другое измерение по сравнению с ледяным café au lait из школьного торгового автомата.

– …Очень вкусно.

Услышав тихий голос Сино, Эгиль сделал довольное лицо и ударил себя одной рукой по толстому бицепсу другой.

– Если бы не эти потрясающие руки бармена, такой прекрасной пены бы не получилось.

– По-моему, ты с самого своего возвращения в реал не можешь перестать хвастаться, какой ты весь из себя умелый. Ну да бог с ним; Эгиль, чем это так пахнет? – поинтересовался Кадзуто, принюхиваясь; бармен прокашлялся и ответил:

– Печеная фасоль по-бостонски. Эти фантастические стальные руки –

– Эээ, рецепт из города твоей жены, да? Пожалуй, я это закажу.

Эгиль, перебитый на полуслове, удалился, опустив уголки губ. Кадзуто забрал вазочку у Сино и сделал глоток. Потом выдохнул, расправил плечи и посмотрел Сино в лицо.

– …Как он сейчас, лучше?

Смысл этого неожиданного вопроса Сино поняла мгновенно. Однако отвечать сразу же не стала, а вместо этого снова взяла у Кадзуто вазочку и сделала еще глоток, побольше. Мягкая пена скользнула в горло, и ноздри защекотал насыщенный аромат. Это послужило стимулом, который объединил фрагменты мыслей в голове и облек их в короткие слова.

– Ага… Он уже более-менее успокоился.

Полгода назад, еще в 2025, случилось происшествие с Дес Ганом.

Одним из трех преступников тогда оказался единственный друг Сино, Кёдзи Синкава. Месяц назад после долгого слушания в суде по делам несовершеннолетних его поместили под стражу, но не в тюрьму, а в медицинский центр реабилитации несовершеннолетних.

В течение всего слушания он упрямо молчал; даже эксперт, проводивший психиатрическое обследование, не смог заставить его раскрыть рот. Однако где-то через полгода после происшествия он мало-помалу начал отвечать на вопросы адвоката. Сино примерно представляла себе, почему. Шесть месяцев – точнее, 180 дней – сохраняется аккаунт игрока в «GunGale Online» при невнесении абонентской платы. Когда этот период истек, второе «я» Кёдзи Синкавы – можно даже сказать, его истинное «я» – аватар по имени Шпигель исчез с сервера GGO; это и помогло Кёдзи наконец взглянуть в лицо реальности.

– Я хочу его навестить, когда ему станет еще немного лучше. Думаю, на этот раз он согласится со мной встретиться.

– Понятно, – коротко ответил Кадзуто и посмотрел наружу, на дождь. Несколько секунд в комнате висело молчание, потом Сино нарочно его разбила, с недовольным видом произнеся:

– …Эй, в такой ситуации ты, по идее, должен спросить, как у меня дела.

– Ээ, аа, ну да. …Эмм, как у тебя дела, Синон?

Сино удалось заставить Кадзуто запаниковать – редкая удача. Довольная собой, она ухмыльнулась.

– Я уже пересмотрела все старые боевики, которые ты мне дал. Больше всего мне понравился тот, где был этот тип, который уворачивался от пуль, перекатываясь за укрытия. Если когда-нибудь надумаешь вернуться в GGO, я тебе на тренировке покажу.

– П-правда? Это круто… только ты полегче…

Глядя на чуть напряженно улыбающегося Кадзуто, Сино едва подавила смех.

Оружейная фобия, от которой Сино страдала больше пяти лет, все еще полностью не прошла. Хотя Сино уже могла с удовольствием смотреть фильмы со стрельбой, ее сердце по-прежнему екало, когда ей на глаза попадались игрушечные пистолеты в витринах или изображения оружия на афишах. Однако Сино считала, что некоторая остаточная настороженность – это вполне нормально. Нельзя же быть уверенной, что она никогда больше не встретит преступника с настоящим оружием в реальном мире.

Кроме того, Сино считала, что прекращение припадков рвоты, обмороков и других острых реакций при виде изображений оружия – само по себе более чем достаточно. И в школе она уже не была постоянно одна; она обедала в компании нескольких подруг. Правда, это зачастую ставило Сино в сложное положение, поскольку подруги вечно норовили перевести тему разговора на парня, который как-то раз встретил Сино у ворот школы и увез на мотоцикле, – на того самого парня, который сейчас сидел прямо перед ней.

Сино отвлеклась на воспоминания; Кадзуто, заметив ее смягчившееся выражение лица, кивнул.

– Так значит, все это происшествие с Дес Ганом полностью закончилось, да?

– Ага… оно… да.

Сино тоже чуть кивнула и смолкла. Какое-то воспоминание трепыхалось в глубине ее памяти, но, прежде чем Сино удалось вытащить его наружу, из кухни вышел владелец заведения и поставил на стол две дымящихся тарелки.

При виде янтарной фасоли с квадратиками бекона Сино ощутила, как желудок, давно уже переваривший школьный обед, громко заявляет о себе. Словно какая-то сила заставила ее взять ложку. Впрочем, Сино тут же пришла в себя и, быстро отведя руку, сказала:

– Аа, но я, я этого не заказывала.

На рубленом лице здоровяка-бармена появилось подобие озорной улыбки.

– Все в порядке, это тебя… Кирито угощает.

К тому времени, как Кадзуто успел раскрыть рот, чтобы запротестовать, Эгиль уже спокойно удалился за стойку. Сино, не без труда сдерживая рвущийся из горла смех, снова взяла ложку и слегка помахала ей в сторону Кадзуто.

– Спасибо за угощение.

– …Да не за что. Я как раз закончил подработку, так что деньги в кошельке имеются.

– Оо, у тебя подработка? Какая?

– Я ее уже упоминал. Та самая, из-за которой я три дня не ел и не пил. Ладно, об этом поговорим, когда разберемся с главной темой. А сейчас давай поедим, пока горячее.

Кирито взял бутылочку с горчицей и, выдавив приличное количество на край тарелки, передал бутылочку Сино. Девушка сделала то же самое, после чего зачерпнула ложкой фасоль и отправила в рот.

Старый добрый вкус, простой вкус западной кухни. Фасоль была вся такая мягкая, чуть сладковатая. Толстые ломтики нежирного бекона буквально таяли во рту.

– И это тоже… вкуснотища, – пробормотала Сино и взглянула на Кадзуто, жадно поглощающего пищу. – Он сказал «по-бостонски», да? А с какой приправой это готовится?

– Хмм… забыл название, но, кажется, это какой-то низкосортный сироп. Эгиль, напомни, как эта штука называется?

Владелец заведения, снова занимающийся протиркой бокалов, поднял голову и посмотрел на Кадзуто с Сино.

– Меласса.

– Ага, точно.

– Хех… а я думала, ты из американской кухни только про гамбургеры знаешь и про жареную курицу.

Последние слова она произнесла шепотом. Кадзуто криво ухмыльнулся.

– Это предубеждение. Я общался с кучей американцев, там есть много хороших ребят.

– Ага, это точно. Я вчера на международном сервере GGO часа три болтала насчет снайперской работы с одной девчонкой из Сиэтла. А… я только его не могу понять…

– «Его»? – не переставая жевать, переспросил Кадзуто, уже успевший опустошить полтарелки.

– Это же и есть тема дня. Ты ведь уже знаешь о финале четвертой «Золотой пули», которая была на той неделе?

«Золотая пуля», или, сокращенно, ЗП – турнир типа «каждый сам за себя», предназначенный для определения сильнейшего игрока в «GunGale Online». Кадзуто кивнул.

– Ага, я смотрел трансляцию вместе с ребятами. Ой, я ведь до сих пор тебя не поздравил. …Ну, правда, для Синон это, может, не лучший результат. Но все равно поздравляю со вторым местом.

– Сп… спасибо, – пытаясь скрыть смущение, с серьезным лицом ответила Сино и тут же продолжила: – Если ты видел трансляцию, объяснить получится быстрее. Победил игрок по имени «Сатрайзер»… вообще-то он уже второй раз победил.

Кадзуто моргнул несколько раз, глядя куда-то в потолок и думая о чем-то.

– Кажется, вспоминаю… во время третьей ЗП ты мне рассказывала, был какой-то американец, который выиграл первый турнир всего лишь с ножом и пистолетом… Ээ, но вроде, начиная со второго турнира, они проводились отдельно на японском и американском серверах, и к нам из Америки уже нельзя стало подсоединиться?

– Так должно быть… и во втором, и третьем турнирах никого из Америки не было. Но на этот раз ему как-то удалось обойти блок, а может, у него есть связи в управляющей компании… В общем, он участвовал. Но ты и сам должен верить в то, что говорят о Сатрайзере, – достаточно один раз увидеть, как он сражается.

– Ага. И видно было даже на экране, что Синон очень загорелась.

Эти слова Кадзуто произнес с ухмылкой; Синон надула губы и ответила:

– Н-не только я. Все тридцать финалистов… нет, двадцать девять, мы же его не считаем – все загорелись. Там ведь были и те, кто проиграл ему в первом турнире. Конечно, Америка – родина FPS, но вламываться в финал турнира в GGO здесь, в Японии, на родине движка «Семя»… Но, в общем, когда драка началась…

– Повторилось то, что было на первом турнире… да?

Сино кивнула, надувшись и опустив уголки губ. Ложкой в правой руке она отправила в рот последний ломтик бекона; простой, но насыщенный вкус пищи переключил ее мыслительный процесс на новый лад, и в голове всплыли воспоминания прошлой недели.

– …Хотя результат был тот же, но сейчас о нем говорят гораздо больше. Потому что у этого типа с самого начала вообще никакого оружия не было.

– Э… дрался голыми руками?

– Ага. Ну, взамен оружия у него был навык «Рукопашный бой». Первого противника он победил захватом, отобрал у него оружие, этим оружием победил следующего… и так повторял. Некоторых игроков он убивал голыми руками, пока те перезаряжали оружие, и это было не раз и не два. Можно подумать… он вообще в другом измерении дрался…

Пробормотав эти слова, Сино вздохнула. Кадзуто сложил руки на груди и покачал головой.

– Но… если вкратце, получается, аватар Сатрайзера был заточен под ближний бой, да? Если так, он не должен был иметь преимущества против игроков, которые работают на средних и длинных дистанциях? А ведь таких в GGO больше половины…

– Ты… ты же видел, как я ему проиграла, видел?

– Ага, из ALO. Когда на экране ты устраивалась прямо под носом у этого Сатрайзера, мы минуты три чуть ли не хором вопили «не туда смотришь!», «Синон, сзади!» и все такое.

– Ага, и я об этом.

Когда та фантастическая и в то же время позорная сцена всплыла у нее в памяти, Сино глубоко вздохнула, и произнесла самым спокойным тоном, на какой только была способна:

– После турнира я слышала от одиннадцати человек, которых он убил лично, как он с ними разделался; почти со всеми – одним и тем же способом. У него не должно было быть никаких данных о них, и все равно он как будто заранее знал каждое их движение. Он подкрадывался вплотную и убивал, они даже воспользоваться оружием не успевали. Не знаю насчет Америки, но на японском сервере, если не считать борцовских турниров, даже с ножами на бой никто не ходит…

– …Ээ, а я слышал, что полгода назад, после третьего турнира, больше игроков стало пользоваться световыми мечами…

При этих негромких словах Кадзуто Сино невольно ухмыльнулась.

– Это… они просто пытаются подражать тому шоу, которое ты устроил. Да, в начале года некоторые пытались рубить пули световым мечом, но, по-моему, никому так и не удалось.

…Хотя Сино говорила так, будто лично к ней это никакого отношения не имело, она и сама купила маленький световой меч и тоже втихаря тренировалась на монстрах-солдатах. Месяц она старалась и научилась отбивать первую выпущенную из автомата пулю – но так и не достигла достаточного уровня мастерства, чтобы отбивать последующие. А если не можешь защититься хотя бы от очереди из трех пуль, в реальном бою этот способ бесполезен. Мечта достичь уровня Кадзуто, который умел отбивать очереди из десятка пуль, так и осталась мечтой, и Сино в конце концов сдалась. Световой меч сейчас хранился среди прочих ее вещей, изображая нечто вроде талисмана.

Однако тогда она достала меч и повесила на пояс, сама не зная, сможет ли хотя бы ранить Сатрайзера.

Сино помотала головой. Сейчас не время. Переключись, вернись к теме разговора.

– …Короче, среди игроков-японцев никому не удалось хотя бы прицелиться в него, тем более попасть. Самое страшное в этом Сатрайзере – даже не его способности по части ближнего боя, а то, как он умеет предугадывать развитие ситуации.

– Ага… понятно… Но слушай, такое вообще возможно?.. Против новичков да, но в финале ЗП ведь участвуют ветераны, их действия просто нельзя предугадать на сто процентов…

В голосе Кадзуто слышалось сомнение. Сино, чуть пожав плечами, ответила:

– Он больше десяти человек так убил, так что это нельзя считать везением. Вообще-то… хотя они и ветераны, но в их действиях есть закономерности. На данном ландшафте они должны занимать вот эту позицию, двигаться вот этим маршрутом – в общем, по правилам. И в этом их слабое место.

Сино вдруг с большим опозданием осознала кое-что и тихо ахнула.

Тогда, в самом конце четвертой «Золотой пули»…

Сино, последняя оставшаяся противница Сатрайзера, вместе со своей любимой «Гекатой II» занимала снайперскую позицию на верхнем этаже полуразрушенного здания. Она была уверена, что из окна этого этажа увидит Сатрайзера, поскольку ему придется пересечь дорогу напротив здания.

Только враг ее раскусил и заранее спрятался неподалеку от снайперской позиции Сино в том же доме. Дождался, пока она установит винтовку на сошки и ляжет… и подкрался к ней сзади, как кошка к мышке.

Но Сино ведь изначально не собиралась занимать позицию на верхнем этаже. Она выбрала для себя предпоследний этаж – там тоже был вполне достаточный для стрельбы угол обзора. Она изменила свое решение, потому что на предпоследнем этаже была библиотека. Пробудившиеся воспоминания о ее единственном убежище в средней школе нарушили ее сосредоточенность; когда Сино осознала, что на несколько секунд отключилась, она уже была на верхнем этаже. И там ее поджидал враг, чтобы напасть из тени…

Иными словами, Сатрайзер сумел предугадать, что Сино не станет занимать позицию на этаже, где библиотека, а заляжет этажом выше. Но ведь она сменила позицию не из каких-то рациональных соображений снайперского толка, а по чисто личной причине. Просчитать действия снайпера Синон – это еще куда ни шло, но раскусить Сино Асаду, заядлую читательницу из реального мира, он никак не мог. Или это было просто совпадение, что Сатрайзер решил выбрать позицию на верхнем этаже того же самого здания? Или же он увидел библиотеку и решил, что Сино по какой-то причине не станет устраиваться там?..

Если последнее – это значит, его прогнозы основывались не на данных и не на опыте, а на чем-то, что совершенно за пределами умения VRMMO-игроков… он умел читать мысли…

– …нон. Эй, Синон.

Сино вздрогнула и подняла голову; оказалось, пальцы ее правой руки сами собой распрямились и висят в воздухе. Встретившись глазами со встревоженным взглядом Кадзуто, она быстро произнесла:

– А… п-прости. На чем мы остановились?

– На стандартных действиях ветеранов и на правилах.

– Аа. Ну… да, поэтому… В общем, я думаю, что если бы какой-то игрок действовал нестандартно, не по правилам, он смог бы занять позицию за спиной у Сатрайзера…

Эти слова Сино произнесла отчасти на автомате, поскольку вдруг поняла, зачем на самом деле она предложила Кадзуто встретиться сегодня. Решительно переключив свое настроение, она взяла бокал и отпила холодной воды, в которой уже почти полностью растаял лед. Впрочем, мурашки, бегающие по коже, уходить так просто не желали.

Да… Сатрайзер подкрался к Сино сзади и победил ее за несколько секунд удушающим приемом. А когда она должна была вот-вот потерять свои последние хит-пойнты, он ей тихонько прошептал. Тогда она не смогла понять эти слова, произнесенные по-английски почти беззвучно, а сейчас, как только она вспомнила, тот голос снова прозвучал в ушах.

«Your soul will be so sweet»… «Твоя душа будет такой сладкой».

Это не следует воспринимать буквально. В онлайновом ПвП – вполне нормальная фраза, которую произносят после боя, а может, просто резкая такая прощальная фраза. Отыгрыш, просто отыгрыш.

Мысленно сказав самой себе эти слова, Сино нарочито бодрым голосом продолжила разговор:

– …Кстати, если говорить о человеке, которому наплевать на все правила, «без повода – без смысла – без башни», не приходит ли в голову некое конкретное имя? Это, может, слегка рановато, но я уже подумываю зарезервировать местечко для этого человека в пятой ЗП…

Она изобразила правой рукой пистолетик и навела на сидящего перед ней Кадзуто.

– Так что ты приглашен.

– Э… эээ, я?

Улыбнувшись своему собеседнику, явно застигнутому врасплох, Сино произнесла заранее заготовленную фразу:

– Ну, я не требую чего-то неразумного, я не прошу снова конвертироваться из ALO в GGO. Просто я хочу сказать, что за тобой маленький должок. Да, кстати, тот легендарный меч – как, удобный?

– У…

Золотой меч Кадзуто/Кирито «Экскалибр», которым он владел в ALO, спасла для него Сино, не дав упасть в бездонную дыру. Поскольку она дала Кирито суперредкую вещь, существующую на сервере в единственном экземпляре, она была в полном праве говорить такие слова. Да и самому Кадзуто наверняка было бы интересно сразиться со столь сильным противником.

Не желая разочаровывать Сино, Кадзуто прокашлялся и ответил:

– Да, мне действительно немного хочется подраться с этим Сатрайзером… Но, по-моему, в прошлом турнире у меня, полного «чайника» по части огнестрельного оружия, был хоть какой-то шанс в первую очередь потому, что другие участники не привыкли сражаться с мечниками. А насколько я понял из твоей истории, Сатрайзер спец не только по оружию, но и по ближнему бою, так? Сомневаюсь, что у меня есть против него шансы…

– Что за вялая реакция, она тебе совсем не идет. Ну да, он сильный, но все равно он лишь VRMMO-игрок, и говорить с таким видом, будто это соревнование профи и любителя, – это, ну…

– Да, насчет этого.

Кадзуто откинулся на спинку старомодного стула, сведя руки за затылком.

– А этот Сатрайзер и правда всего лишь любитель… всего лишь VRMMO-игрок?

– …Что ты имеешь в виду? Если он не игрок, то кто?

– Профессионал. Человек, цель которого – не играть, а тренироваться для настоящих боев. Например, солдат… или спецназовец.

– Ээ?! Кончай придуриваться.

Сино криво ухмыльнулась, уверенная, что это была шутка; Кадзуто, однако, с серьезным видом продолжил:

– Я читал на новостных сайтах, так что в деталях не знаю… но, судя по всему, армия и полиция некоторых стран, всякие охранные агентства и прочие организации такого рода уже используют при обучении технологии Полного погружения. Если так называемый «профессионал» отработает свои навыки в виртуальной среде, как ты думаешь, может ли он затем проверить их на деле в турнире ЗП?

– …Это, это не…

Сино уже собралась было сказать, что Кадзуто слишком увлекся поисками глубинного смысла, но снова вспомнила сверхъестественное чутье Сатрайзера и плавность его движений. К его стилю сражения больше всего подходят слова «боевая машина»; если подумать – это намного выше уровня обычного игрока.

Однако если бы тот тип был действительно солдатом или полицейским, стал бы он произносить те слова, прежде чем убить свою жертву? «Сладкая душа»; чтобы сказать такое… Если он действительно профи, то, скорее, не солдат, а ассасин…

Тут Сино заставила себя перестать думать на эту тему. Все виртуальные миры, включая GGO, существуют, чтобы доставлять удовольствие. Совершенно неважно, какой этот Сатрайзер в реальном мире. В следующий раз, когда она встретится с ним на поле боя, она разнесет его на кусочки своим пятидесятым калибром. Вполне довольная этим решением, она отчетливо проговорила:

– Неважно, кто он, – в GGO условия для всех одни! Я ни за что не проиграю одному и тому же противнику дважды, в следующий раз я обязательно выиграю, я буду играть любыми картами!

– …Эта «карта» – это я, да?

– Одна из карт, точнее.

«А другие?» – было написано на лице Кадзуто. Сино, ухмыльнувшись до ушей, пояснила:

– Я буду беспокоиться, если ты один пойдешь против спеца по ближнему бою, поэтому я пригласила сюда еще кое-кого. Но в основном в качестве противовеса, чтобы ты не особо там буянил. Регулятор, в каком-то смысле.

– Ре-регулятор?

Кадзуто, будто почувствовав что-то в этом слове, переменил позу; его стул скрипнул. Достав из кармана плоский мобильник, он провел пальцем по экрану. Потом поднял глаза и, невесело улыбаясь, сказал Сино:

– Понятно.

– …Что тебе понятно?

Сино склонила голову набок. Кадзуто положил мобильник на стол и подтолкнул его к Сино. Взглянув на четырехдюймовый экран высокого разрешения, она увидела карту окрестностей Окатимати, центрированную на баре. На пути от станции к бару мигал синий огонек.

– А что это за огонек?

– Сюда идет тот самый «кое-кто», которого пригласила Синон. Еще сто метров.

Как и сказал Кадзуто, огонек двигался в направлении бара. Через перекресток, потом в переулок, вот он уже в центре карты, и в эту самую секунду –

«Динь-динь!» – звякнул колокольчик. Сино подняла голову. Вошедший сложил зонт и повернулся к Сино; длинные каштановые волосы разметались по сторонам. Лицо просияло такой солнечной улыбкой, что, казалось, сезон дождей раньше срока закончился.

– Яхоу, Синонон!

К оглавлению
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


Физика




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
fiz.na5bal.ru
..На главную